Древний лѣсъ ГЛАВА VI — Светлана Гололобова
Новости

Древний лѣсъ ГЛАВА VI

 

Новые бесплатные книги читать. Первая книга.

иллюстрация автора

Карта к произведению «Древний лес», иллюстрация автора

Древний лѣсъ

ГЛАВА VI

ЮГ

Путники преодолели длинную дорогу  и мало-помалу приближались к югу. Полтора месяца назад они покинули родные края, и это время казалось им вечностью. Больше происшествий в пути не встречалось, не считая мелких бытовых недоразумений, да неожиданной погоды. Василь все это время наблюдал за отрядом. Он не упрекал себя за то, что не открылся Ярославу, наоборот, он знал что, правда рано или поздно всплывет наружу.

Огнедар подозревал Асила и следующей ночью после того случая обыскал его вещи, но ничего интересного в них не нашел. А вот в голове Василя эта версия никак не укладывалась. Не мог с ним так поступить пусть и бывший, но все-таки друг. Из-за этого Василь и Огнедар даже несколько раз поссорились.

Молодые друды изрядно устали. Природа хоть и одарила их отменным здоровьем, но в сменяющемся климате, оно потихоньку стало расшатываться. То и дело лесные жители чувствовали недомогания. Несмотря на это, отряд упорно шел вперед без задержек. Следовало отдать им должное за стойкость и терпение. Каждый из них старался лишний раз не жаловаться, чтобы не тормозить всех остальных.

Непривычные и большие комары-кровососы на лету впивались во все неприкрытые части тела. Временами доставали мелкие, вечно жужжащие мушки, которые сбивались в рой и заскакивали в глаза и уши. С деревьев свисали гремучие змеи и норовили напасть в любой подходящий момент. И это лишь малая часть неприятностей, с которыми им пришлось столкнуться в конце пути.

В последнюю неделю, так вообще, они попали в сезон дожей. Бывало так, что дождь поливал весь день напролет. А бывало, наоборот, сначала светило палящее солнце, потом дожди внезапно накрывали  путников и так же быстро прекращались, оставляя после себя целые реки и бурлящие потопы с белой пеной.  Благо ехали путники к тому времени не по лесу, а по узкой дороге, петляющей по краям каменного леса. Эту тропу Ярослав выбрал намеренно. В сезон дождей дозор ей пользовался, как запасной. Из-за затоплений от лесной дороги приходилось отказываться.

Хотя объездной путь был опаснее и длиннее, свои достоинства у него все же были. С каменистой тропы водяные потопы сходили молниеносно. Она шла поодаль от леса, и на ней не было змей и комаров.

Древесный лес остался слева и с тропы отлично просматривался. Дубы уже не показывались, и лес обрастал все более загадочными деревьями. Такими, при виде которых, прямо дух захватывает. Встречались и великаны и рядом с ними дубы смотрелись бы карликами. Особенно Василя впечатлили радужные эвкалипты. Их гигантские голые стволы, окрашенные в фиолетовые, синие, зеленые, оранжевые и темно-бордовые цвета выглядели так, словно радуга решила пошутить, в одночасье перемешала все свои краски и быстро прикоснулась к деревьям.

— Огнедар, гляди как красиво! – восторгался Василь, впервые видя такое великолепие. Он ехал на рыжеватом тарпане, которого ему любезно предоставил Ярослав. У Ярослава в отряде было три свободные лошади.

— Ничего особенного, наш лес краше, — ответил Огнедар, пожав плечами. Он не вернулся домой, как то желал и вынуждено ехал дальше. А все почему: в тот день, когда Огнедар пожелал покинуть отряд, Ярослав его остановил, но он яростно сопротивлялся. Главному дозорному пришлось применить помощников. Огнедара скрутили, привязали к дереву, облили ледяной водой, а когда спесь у сына вождя поубавилась, его опустили. Ярослав предупредил Огнедара, что ели он повторит попытку и сбежит, помощники его догонят. И в следующий раз наказание будет суровее.

Огнедар вынес наказание и зря Василь в тот момент боялся, что проболтается его друг про яд, но Огнедар смолчал.

Этот случай послужил примером для остальных новобранцев. Огнедар злился, но подчинился.

Как выяснилось, вождь Красибор лично предупредил главу дозора о том, что его сын попытается вернуться домой. Ярослав сам сказал об этом Огнедару. Когда Ярослав провожал дозорных, окончивших службу на севере, один из которых ехал как раз к Красибору заступать в охрану, главный дозорный попал на прием к вождю. Красибор сказал, что его сын, отправляясь в дозор, устраивает очередную игру. Он то и приказал Ярославу не церемониться с Огнедаром и действовать так же, как поступает со всеми дозорными для соблюдения порядка.

— Знаешь, раньше я считал дозор местом чести, сильным и каким-то таинственным. А на самом деле там дикари живут и погода такая же. Вот возьми хотя бы Ярослава. Он жестокий, как зверь. Я его опасаюсь.

Хорошо, что Ярослав шел далеко впереди и не слышал слов Огнедара, иначе… иначе, Огнедар снова бы получил по заслугам.

— Он выполняет свой долг, — сказал Василь.

Разговор на этом оборвался, потому, как помощники дозорного объявили всем спешиться и везти за собой лошадей. Друды остановились на горном склоне, где слева зиял глубокий обрыв, а справа сплошной стеной тянулись каменные глыбы. Тропинка становилась такой тесной, что каждый необдуманный шаг мог стоить жизни и коню и наезднику. Осторожно наступая на зыбкие, дрожащие под ногами камни, друды  медленно потянулись вперед. То и дело от склона откалывались мелкие камни. Они с грохотом кались вниз, создавая устрашающие звуки. Благо идти пришлось не более получаса. Друды с облегчением вздохнули, когда опасная тропа наконец-то закончилась. Она резко расширилась и плавно спустилась вниз. При сходе отряд уже не шел стройной линией, а выстроился кучкой.

Из-за высоких деревьев, идущих слева, дозорная стена сначала не просматривались. И лишь когда лесные жители оказались внизу, лес отступил, и впереди показалась высокая деревянная стена.  Древесный лес остался позади, а перед ним раскинулся небольшой поселок с деревянными домиками. Утопающий в сочной траве поселок, казалось, слился с природой. Небольшие домики, на крышах которых выглядывал мох, можно было принять за холмики, если бы не каменные столбы на которых они стояли. Домики использовались для жилья Ярослава, его помощников и командиров.

Поселок стоял на равнине, а по ней с запада на восток, откуда-то из каменного леса неслась неглубокая, но быстрая речушка. Она была настолько узкой, что ее легко можно было перейти вброд. Но видимо такие, мысли не приходили никому в голову, поэтому над ней виделись деревянные мостики. К ним были привязаны лодки. Мостики причудливо поднимались вверх полукругом так, чтобы под ними смогла пройти лодка.

Сама стена, как и сторожевые башни, стояла на насыпном валу. И только спустя пару дней Василь узнал, что земляная насыпь была плотно утрамбована по всей длине, усилена с наружных сторон горизонтальными рядами самых крепких бревен, покоящихся на крестообразных опорах, а изнутри дополнительную силу придавали встроенные в него бревенчатые клети. Клети были небольшими. В них хранилось запасное оружие и сушеные припасы. А к ним вели скрытые ходы. Имелись там и лазы, которые уходили сторону топей. Вот такое хитрое житье было у дозорных.

— Мы добрались, как думаешь? – спросил Огнедар у Василя, как только отряд оказался внизу на равнине.

— Да, — ответил он и поднял голову, чтобы посмотреть на громадную стену.

Вверху на башнях стояли дозорные. Они развернулись в сторону топей и внимательно вглядывались в сторону юга. И только когда отряд вышел на ровную поверхность два из них переключили внимание на него. Все остальные продолжали следить за тем, что происходило по ту сторону стены.

А внизу у башен суетились другие дозорные. Одни резали овощи на длинных столах в летних кухнях. Кухни выглядели, как крытые беседки со столами. Рядом в каменных ямах полыхали костры. Другие кололи дрова для костров, третьи носили воду в дубовых ведрах и заливали ее в большие котлы, которые висели над кострами. И никто ни куда не торопился, не бежал. Все выглядело размеренным, плавным.

В момент появления отряда каждый дозорный был занят своим делом. Так как наши путники въехали в дозор с западной стороны, то они не видели дозора сверху из-за больших деревьев.

Одно они уже поняли точно, что в каждой башне жила группа из двух десятков друдов. И так как стена была длинной, а дозор большим, то башен было много.

Ярослав как раз жил с западной части стены, примыкающей к каменному лесу. Вернее в том месте, куда только что въехал отряд. И все, потому что рядом в пещере сидел дракон, за которым нужен был глаз, да глаз.

— Глянь ка, у них козы пасутся! — Огнедар удивленно показал пальцем в сторону небольшой лужайки, где разгуливал с десяток коз, — Они, что их сами доят?

Василь повернулся и увидел винторогих серо-коричневых коз. У них дома были белые козы с обычными рогами. Таких чудных созданий он встречал. На их шее свисала длинная шерсть, словно борода до самой земли.

— Молоко здесь есть. И это хорошо! — ответил Василь.

— А кто их доит? Женщин здесь нет. Неужели дозорные? Я не умею. И вообще, мы, что сюда приехали коз доить?

— И для этого тоже, — сказал Ярослав, который оказался в тот момент рядом.

Огнедар вздрогнул. Он видел Ярослава буквально минуту назад впереди в двадцати шагах от себя и не ожидал, что он подойдет сзади него незаметно и быстро.

— Разве дойка коз сделает меня сильным? – возмутился Огнедар.

— Сделает, — Ярослав сдвинул широкие брови. Он не желал разглагольствовать по этому поводу, — когда время придет.

Огнедар примолк. Лучше бы он вообще молчал. Он считал, что Ярослав был к нему несправедлив и вообще всегда говорил каким-то загадками. Вот и в этот раз Ярослав не понял, что хотел сказать глава дозора, но махнул головой будто бы, понял.

Ярослав развернулся лицом к стене и поднял вверх свои руки. Этот взмах означал, что все хорошо. Скрещенные наверху руки означали опасность. А руки поднятые домиком, говорили о том, что дозору пора спускаться.

Ярослав состоял из смеси самоуважения, какой-то таинственной важности, мудрости и силы. Оттого молодые друды всю дорогу не сводили с него глаз и с восхищением следили за всеми его жестами.

Те дозорные, что трудились на открытой кухне, шагах в десяти от них, оторвались от занятий. Им стало любопытно. Они хотели посмотреть, кого привез главный дозорный. Особенно их интересовал сын вождя. Про выходки Огнедара в дозоре уже ходили легенды. Рутина на границах леса так затягивала, что даже такое обычное явление, как прибытие новых друдов в тех местах расценивалось, как важное событие. По такому поводу даже пили медовуху и устраивали сытный обед. А на следующий день снова все шло своим чередом.

Но в самый миг интерес дозорных вызвал даже не сын вождя. Он-то как раз ушел на второй план. Дозорные смотрели на рысь. Белянка высунулась из Василя, оказалась впереди отряда и как  все остальные прибывшие смотрела на стену. Но, так как отряд привык к рыси, дозорные смотрели с открытыми ртами.

Ярослав прошел вперед и остановился у входа в беседку. Впервые за это время он улыбнулся и проговорил:

— Знакомьтесь, это Белянка. Наш новый дозорный.

— Белая рысь? — спросил один из дозорных, которого звали Колояром.

— Она самая! Настоящая! Будет с Василем жить в первой башне. Прошу ее не обижать.

— Не обидим! А что ж нам с козами теперь делать? — спросил тот же дозорный.

Ярослав почесал затылок. Он как-то совсем забыл об этом подумать.

— Колояр, запри их пока в сарае. Я отдохну с дороги и вечером скажу, — ответил ему Ярослав.

— Будет сделано!- отчеканил Колояр.

— Она ночью охотится в лесу. Утром сытая возвращается, — Зачем-то сказал Василь.

— Она дикая. Всякое бывает, — сказал Ярослав.

— У нас в племени тоже козы были. Она их не трогала, — сказал Василь в защиту питомицы.

— А чем же она питалась? — спросил Ярослав.

— Мясом свежим. Мы с отцом с охоты приносили и ее кормили.

— Ясно… Но я рисковать понапрасну не буду. Коз мы закупаем на берегу Узкого моря два раза в год. В следующий раз корабли прибудут только в марте, а сейчас ноябрь только начался. Если дозор останется без молока, будет плохо.

Василь осмелел. Ярослав охотно с ним разговаривал, и он стал задавать вопросы.

— Ярослав, а как же вы на море попадаете?

— Через каменный лес тропа к морю ведет. Он скрытая, тайная и тяжелая. Ты сегодня сам видел, как лесом каменным идти.

— Тяжело… Тропа словно качалась и камни летели.

— Все верно… У подножья леса грунт шатается. Здесь везде почва зыбкая и места у нас гиблые, болотистые. Ну не об этом сегодня. Обед то, как вкусно пахнет! – сказал Ярослав и потер руки. Настроение его поднялось. Напряжение спало,  друды ободрились и заулыбались вслед за главным дозорным.

— Когда на обед будем созывать? — спросил помощник Ярослава.

— Далебор, разведи ребят по башням. А вы – новобранцы, устраивайтесь, раскладывайте вещи и через час возвращайтесь в беседки. Обедать будем, — обратился Ярослав ко второму друду, дежурившему в беседке.

Василя, Огнедара, Асила и еще семнадцать друдов поселили на нижнем этаже первой башни — той, что была ближе всех к каменному лесу и дому Ярослава.

Когда Василь вошел внутрь он увидел, что комната, предназначенная для двадцати человек просторная, места в ней предостаточно и тесниться им не придется.

Вдоль стен стояли деревянные настилы в три яруса с перильцами и лестницей. На перильцах имелись металлические изогнутые крючки для сушки белья и трав. В углах стояли вместительные сундуки для одежды. Посередине стоял длинный стол с лавками. А на полу лежали причудливые тканые коврики.

Разглядывая комнату, друды обрадовались новому жилью. Все было почти как дома, только горшки с цветами отсутствовали и занавески. Ощущалась в этом месте душевная теплота. Небольшим окошкам, выходящим во двор, занавески были не к чему. Остальные, выходящие на сторону топей и вовсе были заперты изнутри. На полу стояли подставки с лучинами, а на столах имелись осветительные глиняные лампы, заполненные жиром. Восковые свечи использовались в дозоре редко. Они стоили дорого и для освещения множества башен, приходилось бы закупать их на ярмарках. Другое дело семьи друдов. В каждом доме водились свои свечи. Но поставлять его в дозор друды не могли, потому, как сами бы остались без воска. Уж больно большой был дозор. Когда в какой-либо башне или комнате горели лучины да лампы к ним на дежурство приставлялся дозорный. Он пристально следил, чтобы ни одна искра не отлетела. Оттого за время существования дозора ничего в нем не сгорело.

В помещении ощущалась полутьма, но глаза быстро привыкали. К тому же в комнате друды находились только по вечерам и по ночам, так что окна и темнота были не так важны.

При виде комнаты все друды присвистнули, они ожидали увидеть худший. И только Огнедар радости не ощущал. Он остался недоволен. Его комната была другой: с мягкой постелью, с большими подушками и богатыми перинами, а на полу у него лежал мягкий заморский ковер, по которому он расхаживал босиком.

— Да здесь щели кругом и доски с сучками, — взбунтовался Огнедар.

— Здесь почти круглый год лето, — ответил Василь. — Зима бывает, но другая, как наша весна. Щели не страшны, ветер в них не залетает.

— Я не про то говорю. Ноги будут в занозах. По полу босиком ходить нельзя. Жарко в этой лачуге… Мои ноги сгниют в кожаных сапогах. Василь, может мне, крылья смастеришь? Я летать по комнате буду. Ты же когда-то придумал штуковины, чтобы по деревьям лазить.

— Не придумал, а смастерил, — улыбнулся Василь и вспомнил, как он в первый раз испытал металлические платины.

— Изнежен, как дитя малое! — буркнул себе под нос Асил.

— О! У кого-то голос появился! — Огнедар был расстроен жильем, а тут еще Асил масла в огонь подлил перед всеми остальными. Он не собирался сносить оскорбления в свой адрес и быстро переключился на недруга.

— Я правду говорю, — сказал Асил уже громче.

Огнедар просверлил его взглядом, сжал кулаки и сквозь зубы проговорил:

— Ты вообще-то прислуживать Василю, приставлен был. За всю дорогу, хоть раз тебя Василь побеспокоил? Нет! Вот и молчи… Тебе команды говорить, никто не давал. Правду он говорит! Так ты ж обманщик! Верховный жрец поступил с тобой слишком мягко! Тебе бы следовало язык отрезать, да руки отрубить, чтобы не обманывал народ. В жены сестру мою захотел! Еще чего! Никогда ты ее не получишь, понял!

— А ты что тут командуешь! Ты вообще кто такой?

— Сын вождя народа!

— Второй сын! Ты никто! Ты не наследник даже.

— Вот когда стану вождем, шкуру с тебя спущу. Украшу ею порог дома, и ноги буду вытирать.

— Не пугай, а то…

— Что? – теперь Огнедар не на шутку разозлился. Он готов был драться, даже не смотря на то, что соперник превосходил его ростом и силой.

— Ты никто! — повторил Асил. — Иди, командуй у себя в хоромах, а мы здесь в лесу все свободны и равны. И вождь нам нужен, чтобы деньги на содержание дозора собирать. Только и всего.

— Да как ты смеешь?! Я расскажу вождю! Вернусь и расскажу.

— Вернись сначала… Через пять лет расскажешь. Говори, что хочешь. И вообще, мне нечего терять. Я потерял уже все и всех.

— Еще я скажу вождю, что ты коня Василя отравил, — Огнедар не выдержал и проговорился.

— Я?! Что за глупости! Я не травил коня. Он сам сдох!

— Как бы, не так! Ты отравил коня и затронул четь вождя. Ты пожалеешь об этом!

— Ты трус и всегда за отцом прячешься, — выкрикнул Асил. Глаза его загорелись огнем, а лицо сделалось пунцовым.

Василь увидел, как во всей своей наготе обнаружилась злость, ненависть и презрение, все чувства, которые Асил испытывал к Огнедару. А ведь, когда Василь дружил с Асилом, видел только его положительные качества. Но и это еще не все…

Асил тяжело задышал. Огнедар первым с прыжка бросился на Асила и повалил его на пол. Они покатились кубарем в угол. Друды расступились и как ротозеи уставились на схватку. Никому из них даже в голову не пришло разнять драку. Драки на делянках случались редко, потому, как жили все мирно, а ссоры решались путем переговоров с участием  старейшин. И лишь Василь оказался неравнодушным.

— Хватит! – закричал Василь и бросился их разнимать.

Асил уже сидел сверху и бил кулаком Огнедара в лицо. Василь захватил сзади шею Асила локтевым сгибом и попытался стянуть его вниз. В этот момент, Огнедар воспользовался ситуацией и укусил Асила за левую руку. Асил взвыл и с силой ударил его прямо в челюсть.

— Что происходит?! — Грозный голос Ярослава быстро отрезвил обоих драчунов. Василь отошел в сторону, а они вскочили на ноги и стряхнули с себя пыль.

Под глазом у Огнедара красовался синяк, а изо рта бежала тонкая алая струйка. Огнедар вытер ладонью кровь и всхлипнул. На руке Асила опечаталась челюсть, и рука в том месте опухла и покраснела.

Асил опустил глаза вниз. Огнедар, напротив, смотрел прямо перед собой, высоко вскинув голову. И только тогда Василь заметил, как горд и горяч был Огнедар. А ведь он знал его совсем другим, не способным на серьезные поступки. Оказывается, ошибался.

— Праздника у этих двоих драчунов сегодня не будет, — сказал Ярослав, обращаясь ко  всем присутствующим. — Вы двое, пообедаете здесь, а вечером в дозор заступите. Будете по очереди дракона стеречь.

— Дракона? Того самого? — Огнедар тут же представил, как останется один на один со страшным чудовищем. Его лицо охватил ужас, а лицо сделалось смертельно бледным.

Ярослав обычно ставил к дракону опытных дозорных, но не в этот раз. Он решил проучить этих двоих, чтоб впредь было неповадно.

Комментарии